От нижнего белья к верхнему: история маек

Мода  →  История моды

От нижнего белья к верхнему: история маек

Мода копирует искусство, искусство копирует жизнь, жизнь копирует моду и так далее – цикл повторяется. Сегодня майка или жилетка являются неотъемлемой частью мужского гардероба.




Кларк Гейбл вошел в историю, сняв свою рубашку в сцене с Клодетт Колбер в фильме «Это случилось однажды ночью» (1934) и обнажив свою грудь. Под рубашкой не было жилета, и эта сцена считалась невероятно откровенной в те времена. Она заставила задуматься о мужском нижнем белье – мужчины впервые задумались, а нужно ли им вообще носить жилеты под одеждой?



Майка, особенно в американских фильмах, использовалась, как кинематографическое устройство для изображения молодого человека, зачастую итальяно-американца. В послевоенные годы особенно у мужчин рабочего класса была одна, может, две хорошие рубашки, которые они берегли для работы или особого случая. А потому мужчина на экране в жилетке практически всегда изображал влиятельного героя в свободное время. Причем, такие герои обычно обладали какими-то негативными аспектами. Вспомните Роберта Де Ниро в фильме «Бешеный бык» или Марлона Брандо в фильме «Трамвай Желание». Мужчины, особенно итальянцы, постоянно изображали дихотомию: с одной стороны, общественная жизнь, с другой – секреты, которые они прятали за закрытыми дверьми.



Другие заметные американцы, появлявшиеся на экране в майках: Уоррен Битти в «Бонни и Клайд» (естественно, криминальный социопат) и Пол Ньюман в фильме «Афера» — главным мошенник.



Джон Траволта в фильме «Лихорадка субботнего вечера» был более-менее приятным изображением итальяно-американца, но его личность по-прежнему раздваивалась: с одной стороны – семьянин, с другой – король танцпола по ночам.



Но через океан, в Италии, майки представлялись совершенно по-другому, без каких-либо проблем, которые поражали иммигрантов. Здесь майку считали просто символом мужской сексуальности. В фильме «Poveri ma belli» Дино Риси (1957) Ренато Сальватори играл римского спасателя, который на публике ходил с оголенными плечами. Но для Dolce&Gabbana не только итальянское видение стало главным источником вдохновения. Главное, что майка – это очень по-итальянски, по-сицилийски, по-мужски.



«Меня настолько поразили отзывы о майках в нашей первой мужской коллекции – майка является частью нашей культуры, но в то же время люди были шокированы, увидев ее на подиумах. Но для меня это классический образ. Очень по-мужски, очень по-итальянски, очень по-сицилийски. Знакомо нам по таким неореалистичным шедеврам Висконти, как «Одержимость» и «Земля дрожит,» — сказал Стефано Габбана о майках, появившихся в первой мужской коллекции Dolce&Gabbana.



Возрождение майки протиснулось и в поп-культуру. Этот образ стал общепринятым в боевиках и экшн-фильмах. В 80-ых майка стала неотъемлемой частью гардероба супергероев. Вспомните Сильвестра Сталлоне в фильме «Рембо», Брюса Уиллиса в «Крепком орешке». А сегодня этот тренд продолжают такие звезды, как Хью Джекман в роли Росомахи и Генри Кавилл в «Супермене».



Эволюция майки, ее переход от невидимого нижнего белья, через символ мужской брутальности и кинематографического средства, до культового образа и, наконец, до подиумов в каком-то смысле отражает эволюцию итальяно-американца – переход его от образа иммигранта до гордого и уважаемого члена общества.

Автор: Хьюго МакКафферти

4 комментария

avatar
спасибо, мне было интересно прочитать)
avatar
Да, спасибо! Люблю исторические посты… Немного изучала тему иммиграции и итало-американцев, начинали они ижть в Америке ну очень тяжело, да да…
avatar
Почему же источник не указать (пусть не первоисточник, но то место, откуда взят русский текст)?
avatar
Пожалуйста, указывайте источник в таких случаях. Это не значит что плюсовать не будут. Но это минимальная форма вежливости по отношению к человеку, написавшему статью.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.